MyCigars.Ru Первый в России Живой сигарный форум  
26 Март 2019, 19:05:59 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
<a href="http://www.mycigars.ru/flash/rum_banner.swf" target="_blank">http://www.mycigars.ru/flash/rum_banner.swf</a>
Новости: будьте внимательны, пишите грамотно - так собеседникам будет легче вас понять!
 
   Начало   Помощь Поиск MYCIGARSСигарная жизньФотоальбомСигарные ДегустацииСигарные МагазиныБ.С.Э.  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: 30 вопросов Константину Босснеру  (Прочитано 79 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Altshedrin
Почетный Член Клуба
****
Сообщений: 1070



Email
« : 15 Март 2019, 11:47:00 »

отсюда

В гостиной Большой русской сигары – Константин Босснер, владелец мульти-бренда Bossner. Один из трех граждан России (Игорь Моисеев, Вячеслав Кирсанов, Константин Босснер), чьи имена непосредственно связаны с сигарным производством и чья известность перешагнула национальные границы.

     Андрей Лоскутов: В общем понимании сигара - что-то спокойное и солидное. Таким должен быть и тот, кто эти сигары создает. Вы же - человек дороги. Буквально за два дня, пока мы договаривались об интервью, Вы успели из Москвы улететь в Киев, вернуться в Москву. Потом в Берлин. И опять в Москву. Я смотрю на Вашу визитную карточку: телефон в Берлине, в Москве. А также офисы в Китае, Испании… Как-то это не вяжется с сигарой, символизирующей основательность и солидность.

     Константин Босснер: Каждая моя сигара – в линейке Bossner 18-19 форматов - имеет свой характер. Есть сигара спокойная, есть буйная, есть грустная. Они все разные. Cегодня сигара может быть мужчиной, завтра - ребенком, послезавтра - твоим другом, в какой-то момент, я не отрицаю такую возможность, сигара может быть твоим врагом. Она будет с тобой воевать, если у тебя не то настроение, если ты не то выпил, не то съел.

     - Вы ее такой создаете?

     - Я такой ее воспринимаю. И каждую последующую сигару пытаюсь сделать так, чтобы она была не похожа на предыдущую.

     - Непохожесть – это от комбинации табачных листьев?

     - В сигаре все важно – и что в ней, и кто ее делает. Я сам подбираю людей, которые собирают мои сигары. Подбираю по характеру, по внешнему виду. Если человек мне нравится, то он способен сделать мою сигару. Если у меня к нему какая-то антипатия, или он мне чем-то не нравится, - он не может сделать мою сигару. Если взять одни и те же листья и посадить двух роллеров, они будут собирать одну и туже сигару. Но сигары получатся разные. У людей разная энергетика, разные чувства, разные движения. Сигары будут похожи – у них одна мешка, но они все ровно будут разные.

     - В какой-то степени и оттого, что мы – разные.

     - В зависимости от настроения человека, который курит эту сигару, одна и та же сигара, из одной и той же коробки, восприниматься может совершенно по-разному. Успешно провернул сделку, выпил фужер вина, утром ругала жена, ребенок плохо учится… Вот эти люди курят сигары из одной коробки, а они – сигары - разные абсолютно. Вот, такая моя философия. И ответ на Ваш вопрос.

     - До сигар Вы занимались бизнесом?

     - И продолжаю, слава богу. Иначе, у меня не было бы возможности делать сигары.

     - Хорошо, спрошу по-другому: сигары стали частью Вашего бизнеса?

     - Нет.

     - Вы тогда, что же, – благотворитель?

     - У меня сегодня хорошее настроение. Я сегодня всю ночь летел, спал всего два часа в самолете, потом приехал в гостиницу, переоделся и приехал сюда. Целый день разговаривал. И вот я курю замечательную сигару, у меня открылось второе дыхание. Мне хорошо.

     - Красиво, хотя не очень верится, что ради этого стоило затевать хлопотный сигарный бизнес. Давайте все же о бизнесе по порядку – что было сначала?

     - Двадцать лет назад я переехал в Германию и стал выпускать шоколад, конфеты, печенье. И только потом перешел на сигары, коньяк. Что такое сигара для меня? Все мои бизнесы – это свой круг друзей, сотрудников, партнеров. А сигара - это еще одна девушка, которая, может быть, существует только в моем воображении, это мечта. Я создал много сигар. Какая из них лучшая? Такой пока нет –я еще ее не создал. И достиг я чего-то в сигарном бизнесе или не достиг, - об этом судить рано, потому что впереди, бог даст, еще огромный путь, еще много-много всего будет. И что бы я сейчас ни сказал, пройдет год-два-три-десять, и мое мнение изменится, я буду вспоминать с улыбкой то, что сейчас наговорю Вам.

     - А кстати, когда в Вашей жизни впервые возникла сигара?

     - Еще в студенческие годы. С деньгами, естественно, было туго, хотя уже тогда я попытался зарабатывать деньги не совсем правильными путями с точки зрения коммунистической идеологии. Мы подсчитали, что ром покупать выгоднее, чем водку – цена та же, а объем больше: водка продавалась тогда в бутылках по 0,5 литра, а ром - 0,7. Но ром был только в «Гаване». А рядом с ромом была сигара, по 20-30 копеек за штуку. Первую сигару купил случайно, покупая ром. Вероятно, это была Ромео и Джульетта – мне было всего восемнадцать, название это навевало что-то романтическое.

     - Как Вы назвали свои первые коммерческие продукты – шоколад, например?

     - Единая марка - «Босснер». И сигары, и коньяк, и шоколад. Но в шоколадной линейке было 89 видов. Потребитель их знал как «Мария» - это имя мое бабушки, «Катя» - имя дочери, «Хелен» - имя жены, «Казанова» - имя моего близкого товарища, потом появился «Ричард» - имя одного из моих сыновей. Был шоколад «333», «555», «777». Что напоминает? Правильно, портвейн. У меня была бурная молодость, я много выпивал, много путешествовал. Летал и на Дальний восток, умудрялся ездить на рыбалку и в Крым. Чаще всего - поездами, это было дешевле, жили не в гостиницах, а в палатках.

     - Кто Вы по профессии?

     - Токарь, бурильщик, педагог организатор подросткового клуба - в Норильске я учился в Индустриально-педагогическом институте.

     - В Норильске?

     - Да, я родился в Норильске, в 1956 году, когда город был наполнен людьми, освобожденными по амнистии. Моя бабушка играл в норильском театре, а дедушка был режиссером - они были сосланы до 1953 года. Именно в Норильске познакомились мои родители. После Норильска я приехал в Петербург и поступил в университет. Будучи студентом, занимался фотографией - фотографировали школы, детские сады. Был конюхом, разводил лошадей, ну - много всего.

     - А специальность по диплому?

     - Журналистика. Но именно эту профессию ни когда не применял на практике.

     - Когда же закончились Ваши университеты?

     - В 1991 году. До перестройки я работал слесарем на станции техобслуживания и одновременно - в интуристе. Два раза по двенадцать часов за четыре дня – СТО, а 24 часа - в мотеле-кемпинге «Ольгино». В 1986 году появилась возможность легализоваться - был открыт первый кооператив, который назывался «Здоровье». Появились деньги, сделки с Западом, лошади, а потом появились бандиты, которые любят, чтобы с ними делились. Так как я делюсь только с друзьями, возникли проблемы. Я уехал… А 22 августа 1991 года, то есть в последний день путча, летел в Москву. И одна гадкая девушка-стюардесса сказала: «Ну, что бизнесмены, сейчас вас тут встретят!» 1991-й – это год начала большого и серьезного бизнеса, поскольку я оказался в Германии - большой, настоящей и серьезной бизнессовой стране.

     - Но начали отнюдь не с сигары?

     - Сигары – спустя восемь лет. Кризис 98-99 годов помог. Новый 1999 год - это кризис, это кошмар, шоколад не продается, огромные убытки - потеряно 80-90% денег! Пападос! И захотелось чего-то такого, что могло спасти от депрессии. Как выяснилось, от депрессии идеально спасает сигара, потому что более натурального антидепрессанта человечество еще не придумало. Вино тоже антидепрессант, но после него плохие последствия по утрам. И я поехал в Доминиканскую республику. И сигара мне помогла. За те 10-12 дней, что я провел в Доминиканской республике, я стал великолепно себя чувствовать, понял – сигара как раз то, что нужно.

     - Когда появляется первая сигара?

     - Первую партию сигар я сделал при помощи одного доминиканца на фабрике Зино Давидова. Это было страшное разочарование: я долго выбирал сигары, вроде бы получилось все нормально, но когда они прилетели в Берлин, оказалось - кошмар. Сделали спустя рукава.

     - Только пришли в себя и опять, как Вы выразились, «попадос»?

     - Любой «попадос» все равно приносит прибыль: можно расценивать - попал, а можно расценивать - приобрел. Я расцениваю – приобрел: я потерял деньги, но приобрел опыт. Опыт важнее денег. Неудача меня не остановила. Наоборот – подстегнула. Как в песне у Высоцкого: «Если я чего решил, выпью обязательно». Это касается всего бизнеса, а не только сигар. Это - принцип. Я выпускал шоколад, кофе, коньяк, конфеты, печенье и сигары. К любому продукту я походил с одной и той же меркой. Нравится - не нравится, хороший – плохой. В том далеком 1992 году, когда шоколад только зарождался, я нашел фабрику, которой предложил делать черный шоколад с фруктовым наполнителем. Хозяин фабрики, который имел за спиной отца, деда и прадеда, выпускавших шоколад, сказал: в Германии и Европе этот шоколад не пойдет, единственное место, где шоколад с наполнителем имеет успех, это Англия, но и там наполнитель всего один - мята, другого быть не может, тем более в черном шоколаде. Я, настояв на своём, предложил делать черный шоколад с фруктовым наполнителем. Мы сделали первые двенадцать сортов. Выбрали полету ягодных вкусов: клубника, ежевика, вишня, черная смородина. Каково было моё удивление, когда через 1,5-2 года практически все немецкие фабрики стали делать черный шоколад с фруктовыми наполнителями. Я начал менять состав наполнителя. Был у меня шоколад с мармеладом, с кремом. На Западе не пользовался популярностью пористый шоколад, но я начал его делать. Когда уговаривал на фабрике ставить линию производства пористого шоколада, это был 1995-1996 год, мне говорили - это стопроцентное попадание.

     - В шоколаде Вы оказались новатором. В сигарах, наверное, это практически не возможно?

     - В сигарах я действую точно по такому же принципу: нравится - не нравится. Сажаю напротив себя роллера, беру разный табак, и роллер мне делает 20-40 сигар. Я указываю ему на недостатки, меняю что-то, а потом останавливаюсь на понравившемся. Еще меняю, фиксирую.

     - А в сигарах были ситуации, когда Вы, как в шоколаде, делали по-своему?

     - «Не надо сластить клей», - говорил мне Арташес <Ширикян, издатель Сигар клана> на выставке РТДА где-то в 2002-2003 году. Он говорил: «Ну, зачем ты делаешь сладкую сигару, будут думать, что она ароматизирована?». Я отвечал: она не ароматизирована, я просто беру одну часть сладкого клея и добавляю четыре части нейтрального клея, все это смешиваю. Когда берешь такую сигару, она кажется сладкой – первые две-три минуты, потом этот привкус проходит. В сигарах можно что-то придумывать, я пытаюсь это делать. Ищу сам. Учусь у других – у Славы Кирсанова. Это человек - кладезь сигарной и табачной мудрости. Занимается он и сигарами и табаком в два раза по времени дольше и больше, чем я. Учусь и у других производителей сигар.

     - Когда Вы делаете новую сигару, Вы уже знаете её имя?

     - Нет, сначала сигара, потом имя.

     - Сигара «Гогенцоллерн», говорят, одна из ваших лучших сигар?!

     - Это говорят те, кому она понравилась, а кто-то говорит - лучше «Барон» или «Петр». Сколько людей - столько и мнений.

     - Девятнадцать форматов «Босснера» - это девятнадцать имен?

     - Прежде всего - это девятнадцать вкусов и девятнадцать разных характеров, т.е. вначале идет характер, а потом уже формат. Но опять же, это для меня. Каждый человек по поводу моих сигар может со мной поспорить, и я могу с ним согласиться.

     - Табаки для этих девятнадцати форматов, какие они? Откуда?

     - Я не люблю отвечать на этот вопрос. Если вы получаете удовольствие от сигары, курите её, значит она хорошая.

     - Мы знаем, что сигары «Босснер» - это, в основном, доминиканские табаки. Вы можете подтвердить это или провергнуть?

     - Это эквадорские табаки, гондурасские табаки, все что угодно может быть.

     - Есть ли какие-то табаки, с которыми Вам приятно работать?

     - Никарагуа. Не могу сказать – почему, это на уровне подсознания. Есть такой анекдот (не хочу обижать какую-то из национальностей): «Армяне лучше, чем Грузины! Чем? - Чем Грузины».

     - Как часто Вы бываете там, где растут табаки, которые Вы используете?

     - 12-15 раз в год. Иногда бывает так, что из Берлина улетаю в Китай, из Китая - в Москву, из Москвы - на Кубу, пересаживаюсь на самолет, потому что с Кубы можно лететь через Панаму в Никарагуа. Из Никарагуа лечу в Майами, а оттуда - в Доминиканскую республику.

     - На каком языке Вы общаетесь?

     - Я общаюсь на всех языках. Могу объясниться практически с любым человеком. Прошлый Новый год я объяснялся с человеком из народности масаи, мы понимали друг друга. В моем берлинском офисе 18 человек, которые говорят минимум на 6-7 языках.

     - Сигарный рынок какой страны для Вас наиболее значим?

     - Ситуация меняется. Четыре-пять лет назад я бы сказал - Швейцария, потом был момент, когда я бы сказал - Россия, сейчас - Германия и Австрия, где, несмотря на кризис, ежемесячный прирост 20-30% по сигарам Bossner. Стали больше курить. Это связано с кризисом.

     - Сигара-антидепрессант?

     - Лет 25-30 назад фармацевтический концерн, выпускающий антидепрессанты, заметил: там, где больше курят, их продукцию покупают меньше. Те страны, где сегодня введен запрет на курение, употребляют антидепрессантов больше. Понятно, кому выгодна антитабачная компания?

     - Оригинальная гипотеза. Ваше личное умозаключение?

     - Проверено на себе. Если я курю сигару, мне не нужны антидепрессанты. У меня бывают разные ситуации в жизни: критические, кошмарные, потеря денег, неприятности и все что угодно. Но, как только у меня появляется сигара в руках, это все уходит на задний план. И это подтверждают многие, кто курит сигары.

     А гипотеза, что антитабачную компанию финансируют фармацевтические концерны, - да, моя. Откуда такие большие деньги? Кто может справиться с огромными деньгами табачных компаний? Только фармацевты. Моя бабушка в жизни не выкурила не одной сигареты, а умерла от рака легких.

     - Но она же в Норильске жила!

     - Тогда воздух не был так задымлен, как в наши дни. Тогда не было одной десятой тех заводов, которые существуют сейчас. И потом - она не провела там всю жизнь. А мой папа провел там всю жизнь - 40 лет прожил в Норильске! И у него с легкими было все в порядке, хотя он работал на самом загазованном заводе и на самом загазованном участке.

     - Сколько сигар Вы выкуриваете в день?

     - Сейчас - уже вторая. За время нашей беседы. А за день – шестая. Правда, день очень длинный. Первую сигару сегодня закурил в 00.30 по московскому времени - в Берлине, по дороге в аэропорт. Следующую сигару - в 05.00, когда вышел из самолета, сел в ресторане аэропорта Шереметьево, ждал водителя. Третья сигара была в гостинице - в 08.00, четвертая, когда начались переговоры. И две – сейчас.

     - Вы интересный собеседник, но поберегу Ваше здоровье и к трем десяткам заданных задам последние три вопроса. И, если позволите, именно те три вопроса, задавать которые считается нетактичным. Вы можете отказаться…

     - Никогда!

     - Первый нетактичный вопрос: Ваше отношение к религии?

     - Я член юдишегемайнде <еврейская община> Берлина. Но я крещеный, крестился в России, в Ленинграде, на груди у меня крест. У меня великолепные отношения с раввинами в Берлине, я отправляю в общину шоколад. И я хожу в церковь в Берлине. Мой сын ходил в еврейский детский садик. Первые классы он закончил в еврейской школе. Дочка училась в католической школе в Англии и Канаде.

     - Кстати, курение сигар как-то преследуется разными конфессиями?

     - Я ни разу не сталкивался ни с одним представителем религии, который бы говорил, что курить сигары запрещено.

     - Второй из нетактичных вопросов: есть ли у Вас любовница?

     - Есть. Это работа. Самая страстная, жаркая, сумасшедшая любовница, от которой я получаю неописуемое удовольствие.

     - Константин, если бы я был посторонним человеком, я бы сказал, что передо мной сидит богатый человек: Китай, Берлин, поездки, 18 сотрудников в Германии… Но я знаю сигарный бизнес изнутри и понимаю, что сумасшедших доходов он принести не может. Последний, третий неприличный вопрос: Вы богаты, сколько у Вас денег?

     - Мои доходы слегка превышают мои расходы.
Записан

Страниц: [1]
  Печать  

 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.7 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC